ЯНА НЕДЗВЕЦКАЯ: «Я ВСЕ ДЕРЖУ ПОД КОНТРОЛЕМ»

Дизайнер Яна Недзвецкая называет себя бабушкой русского дизайна.  В этом бизнесе она почти тридцать лет и за это время в совершенстве постигла искусство провокации. Например, ради успеха она готова опуститься на самое дно и провести там модный показ или отправить прыгать своих моделей с высокого мыса в открытое море.  Недавно Яна Недзвецкая сняла новую короткометражку «Исход20», в которой представила свою новую коллекцию. И в очередной раз – на грани экстрима.  


Яна, откуда берутся такие необычные идеи для показов? 

Моя страсть — путешествия.  В юности — пешком, на перекладных, как придется. Сейчас — чаще на машине. Но и без машины по миру, мы  с мужем  с огромным удовольствием путешествуем с небольшим рюкзачком. Терпеть не могу огромные чемоданы, которые мешают активному передвижению. Много читаю. Сейчас это не модно, но пусть я лучше буду безнадежно старомодной, но читаю я очень быстро и без книги не проживу и дня. Читаю взахлеб все подряд. Вот  из этого колодца и черпаю идеи — путешествия и книги.

В этот раз вы решили устроить не просто показ, но и снять короткометражный фильм.

Всегда хочется двигаться куда-то дальше. Я терпеть не могу топтание на месте. За десять  лет участия в неделях моды я поняла, что это — тупиковый путь показа сезонной коллекции. Это скучно и давно никому неинтересно, кроме узкого круга друзей дизайнера и нескольких сотен причисляющих себя к модному сообществу. На моих показах набивалось  в зал всегда около пятисот гостей. И всегда это было красивое постановочное шоу. Но показ прошел и кто его вспомнит? Так как я закончила ВГИК в свое время и хорошо знакома со съемочным процессом, то постепенно мои показы под водой начали трансформироваться в короткометражки.  И как оказалось, показ проходит, а эти небольшие фильмы потом долгие годы живут в интернете. Они набирают миллионы просмотров. И вот это настоящая аудитория! Мне захотелось объединить в этих роликах моду с танцем, музыкой и сюжетом. Чтобы смотреть их было еще интереснее.

Результат оправдал ожидания?

Конечно! Одно дело твой показ увидели 500 человек, и другое дело 22 000 000! Мало того, смотрит не только Москва, а весь мир. Я уже перестала подсчитывать просмотры на других площадках.  Многие мои ролики собирают аудиторию гораздо большую, чем известные мировые  бренды — это конечно  приятно. А именитые бренды тратят на свои показы миллионы долларов. Но, как показывает практика, не всегда потраченные деньги дают эффект. Показ на подиуме — не важно где он проходит — на  улицах, на набережных, в метро, на разрушенных заводах — это все тот же скучный показ, на который надо идти гостям ради двадцатиминутной проходки моделей. Это скучно.

Складывается впечатление, что вам обязательно нужно испытывать своих моделей на прочность. Зачем?

Для меня не существует никаких табу и никаких внутренних и внешних преград. Я никогда не говорю себе «нет». Как только у меня возникает очередная сумасшедшая идея, то первая мыль: как это сделать. Я не думаю о том, смогу ли я это сделать. А дальше под эту новую идею я начинаю набирать команду. Честное слово — специально никого не испытываю на прочность, но как-то так получается, что на съемках всегда сплошной экстрим. И, как правило, не по моей вине. Вот, например, новый ролик. Кто мог подумать, что весна так затянется и снимать придется практически зимой? На Белом море — это был настоящий холодный ад! В моих подводных роликах конечно был отбор тех, кто умеет плавать и нырять, были долгие репетиции — не все умеют плавать под водой с открытыми глазами и не надувать при  этом щеки. У меня самой это получилось далеко не с первого раза. Если хочешь сделать что-то грандиозное и интересное, то нужно потратить немало сил и времени.

Вы так испытываете всех, кто приходит к вам работать?

Почти так. (Смеется.) Я довольно тщательно отбираю себе сотрудников. Так получается, что я прикипаю к людям и душой и сердцем. Основа коллектива — это те, кто со мной работает по 10-15-20 лет.  Я сложный человек и со мной непросто работать. Многим не нравится моя бешеная энергия, моя привычка все доводить до совершенства, требования работать на совесть, тщательно продумывая каждую деталь. Большинство людей, которых вижу вокруг, вне нашей фирмы,  все делает по принципу «и так сойдет». Они отсиживают свои часы на работе, мечтая с понедельника поскорее дожить до пятницы. Такие у меня не задерживаются. Стараюсь их отфильтровать при помощи наших анкет и тестов.

Мне кажется, если жить в вечном ожидании пятницы и отпуска, то  можно  сойти с ума!

Вы сами контролируете работу своих магазинов и производства или вы в этом плане доверяете своим сотрудникам?

Самой невозможно контролировать все.  Но я сделала свою страницу в социальных сетях открытой. И мне часто пишут мои покупательницы из тех городов, где есть мои магазины. Если там что-то не так, они очень быстро накатают жалобу. Вот недавно пришлось расстаться с ленивой управляющей в Воронеже — довела магазин до полного безобразия. И мои сотрудники не смогли по отчетам проследить это. И тайный покупатель сработал халтурно. А вот покупательница написала все подробно. Спасибо ей! Спасибо всем, кто ругает меня, кто критикует меня, кто пишет мне замечания — благодарна таким людям! Именно они, мои любимые покупательницы, помогают мне управлять магазинами в регионах.

Яна, откуда столько энергии?

Как мне кажется, все дело в задорном  пионерском детстве, честно. Вот смотрю сейчас на детей — ничем не заняты. Ну кто-то английский учит с преподавателями, кто-то в спортивные секции ходит. И родители кряхтят:  ах, дитятко так занято. А я вспоминаю свое детство: спортивная школа втайне от мамы, баскетбол (она запрещала мне туда ходить непонятно почему), музыкальная школа (это уже под давлением мамы, за что ей огромное спасибо), самостоятельно учила английский. А еще куча работы в пионерской организации — туристические слеты, слеты по ориентированию. И как-то не казалось, что это  много. И училась не просто хорошо, а очень хорошо. Разве что поведение всегда подводило. Слишком независимых детей в школе не любят.

Сколько лет вы ведете свой бизнес?

Страшно подумать… (Смеется.) Уже 29 лет! В самом начале я все мечтала, что вот скоро все налажу, перееду на Канары и буду заниматься написанием книг — это еще одна моя любимая ипостась, я член Союза писателей. Но чем дальше погружаешься в бизнес, тем серьезнее к нему начинаешь относиться. И со временем поняла: Канары от меня также далеко, как и в самом начале бизнеса. (Улыбается.) Ну, разве что на недельку могу туда поехать. И то нечасто.

Но ведь сейчас, наверное, и без вашего контроля все работает, как часы. И принципе, вы могли бы приглядывать за делами со стороны… Почему такой сценарий для вас не приемлем?

На мой взгляд, в России это невозможно. Особенно в нашем бизнесе. Наверное, в нефтянке, в финансовом секторе это возможно. Все, кого знаю, вкалывают,  от зари до зари. Помимо этого, у меня бизнес тактильный. Конечно, когда я в командировках, мне высылают фотографии  моделей одежды.  Опыт помогает увидеть то, что многие не видят. Но по фотографии очень сложно уловить детали, пропорции, получить ощущение от модели. В магазин не выходит ни одна модель без моей правки и контроля.  Я сама делаю показ, потом мой ассистент-дизайнер адаптирует  показ к жизни. И я опять отсматриваю каждую модель.

А шоу, из которых вы делаете каждый свой показ, вы придумываете сами или у вас есть те, кто помогает генерировать идеи?

Я все придумываю сама. А вот осуществлять мне все это конечно помогает моя супер команда. Не все они работают у меня на фирме. Большинство привлекаются только под проекты. И даже в этом случае, я долго работаю с одной и той же командой. Вот, например,  оператор Василий Очеретнюк. Мы с ним уже третий ролик снимаем. И понимаем друг друга с полуслова. Это удобно. (Улыбается.) Я и здесь привыкаю к людям, а они ко мне. Я не приемлю халтуру. А за слова «и так сойдет» могу пойти даже на преступление. (Смеется.)

Вы уже придумали, каким будет следующий показ, следующее шоу?

Да, я задумалась, а не рвануть ли мне на Африканский континент? (Улыбается.) И всплыло почему-то в голове название страны Руанда. Друзья всплыли, которые показали послу Руанды мои ролики подводные…  Ей понравилось.  Ну и закрутилось… Кто знает, что из этого получится? (Улыбается.) Каждый мой проект, как ни крути, готовится пару лет, не меньше. Ни разу меньше по срокам не получалось.

Я помню, вы как-то говорили, что мечтаете устроить  представление коллекции в небе. Еще не передумали?

Это не проблема, я уже изучила  этот вопрос. (Улыбается.) Можно устроить показ и в космосе. Вопрос только в четкости и красоте трансляции и в пространстве — с моими объемными, струящимися платьями из шелка пока места в летательных  аппаратах маловато. А спустить  моделей с неба на парашютах —  не слишком зрелищно.  Боюсь, все подолы моих красивых платьев будут на голове у прекрасных парашютисток. (Улыбается.)

Как вы создаете свои коллекции? 

Сначала рождается мысль о короткометражке, о показе, о каком-то экзотическом месте. Я считаю, что одежду нельзя подбирать под определения «лето» или «зима». Это всего лишь уловки ушлых маркетологов. Я более утилитарно подхожу к выбору одежды, задавая всего три вопроса: куда, зачем, и какой эффект хочу получить? Мне важно, чтобы, покупая мою одежду,  женщины  хорошо понимали куда  и зачем все это надевать?

Интересно, вы сами носите платья, которые продаете?

Я только их и ношу. (Улыбается.) Именно поэтому, когда вес начинает зашкаливать, сажусь на диеты и мучаю себя голодом. А что делать? Я давно не могу ни в одном бренде найти  нормальную, модную, и в то же время удобную одежду, сделанную из качественных тканей. С моим-то критически настроенным умом, мне все не нравится. Брендомания накрепко застряла в голове у большинства наших сограждан. Тем сложнее стоит задача передо мной — разрушить стереотип о том, что в России не могут производить одежду лучше мировых брендов. Могут! И давно производят.


Автор: Ульяна Владина         Фото: Элеонора Бурчак

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *